Официальный сайт первого в России, странах СНГ и Балтии просветительного журнала "Вместе против рака", посвящённого проблемам профилактики, диагностики, лечения онкологических заболеваний и реабилитации онкобольных

существующие методы лечения излечивают миллионы больных

Соратники (к столетию со дня рождения академика A.M. Шабада и к.м.н. ИЛ. Липкина)

23
Ноябрь
2017

 

В этом номере журнала открывается новая рубрика «История онкологии». Мы считаем, что она необходима не только потому, что нельзя забывать людей, посвятивших свою жизнь борьбе против рака, но и потому, что это даст возможность читателю яснее представить себе и оценить достижения современной онкологии. Рассказывать будем о жизни и деятельности как отечественных, так и зарубежных ученых (экспериментаторов, клиницистов, специалистов в области профилактики рака), хотя, конечно, (и это понятно) в первую очередь будем представлять ученых нашей страны. Будем рассказывать и об истории открытий, и об истории онкологических учреждений (научно-исследовательских институтов, диспансеров , кафедр) и т.д.

Новую рубрику мы начинаем с рассказа о двух отечественных ученых, внесших большой и реальный вклад в профилактику рака. Разный жизненный опыт, разная судьба (один – онколог–экспериментатор, другой – гигиенист, один – академик, другой – многие годы отдал практической работе санитарного врача), но их объединяет обшее стремление защитить людей от зла, именуемого злокачественными новообразованиями. Долгие годы они работали вместе и относились с большим уважением друг к другу: Лев Манусович Шабад и Илья Львович Липкин.

 

Лев Манусович Шабад (1902–1982)

А.П. Ильницкий, профессор

В этом году исполнилось 100 лет со дня рождения выдающегося отечественного ученого, академика Академии медицинских наук СССР, профессора Льва Манусовича Шабада. Лев Манусович – один из основоположников и создателей отечественной экспериментальной онкологии – той базы, на которой стоит и развивается современная онкология.

Очень трудно рассказать в короткой статье об этом необыкновенном человеке. Трудно даже перечислить все научные направления, которые разрабатывал он сам и его ученики. Диапазон широчайший: от опухолевых клеток до циркуляции канцерогенов в окружающей человека природной среде.

Лев Манусович был замечательно ярким, разносторонним, талантливым человеком. Но нельзя не сказать еще об одном его качестве, о котором в разговоре с профессором А.В. Чаклиным сам Лев Манусович сказал так: «Надо от себя и от своих близких требовать столько, сколько нельзя сделать. Только тогда сделаешь все, на что ты способен». И Александр Васильевич Чаклин добавляет от себя: «Пожалуй, он жил по этому принципу». С нашей точки зрения, последняя фраза будет полностью соответствовать действительности, если убрать ненужное слово «пожалуй». Вот это сочетание таланта, необычайной работоспособности, настойчивости и оптимизма позволило Льву Манусовичу добиться в науке блестящих результатов, признанных во всем мире. В 1962 году ему была присуждена премия ООН «За выдающуюся исследовательскую работу по изучению причин рака и борьбу с ним».

Очень много сделал Л.М. Шабад для развития профилактического направления в онкологии. Мы хотим познакомить читателя с деятельностью Льва Манусовича в этом направлении в далекие 50-е годы прошлого столетия, когда о профилактике рака говорили и писали лишь наиболее дальновидные онкологи и гигиенисты. Вот как об этом рассказывает сам Л.М. Шабад в своей книге «Мои учителя и ученики»:

«В конце 1953 года в Москве состоялась большая конференция по вопросам этиологии и патогенеза (т.е. причин и механизмов развития – А.И.) опухолей. Я сделал большой доклад и отметил, что мы стойко защищаем свои основные позиции и продолжаем развивать свои направления. Основным направлением становилась профилактика новообразований.

В 1956 году вышла в свет коллективная монография, в которой были намечены основные пути профилактики злокачественных новообразований – клиническая и гигиеническая.

Тогда же в лаборатории начались систематические исследования ПАУ (полициклических ароматических углеводородов – А.И.) в копченостях. Результаты этих работ я доложил заведующему отдела пищевой промышленности Государственного комитета по науке и технике при Совете Министров СССР Н.А. Петрову. Он весьма заинтересовался проблемой возможных канцерогенных примесей, содержащихся в пище, и доложил об этом в высшие инстанции. Меня вызвали к А.Н. Косыгину для краткого личного доклада.

Помню, референт А.Н. Косыгина предупредил, что мне может быть уделено не более 10 минут. Однако Алексей Николаевич настолько заинтересовался поднятым вопросом, что беседа продлилась около часа. В результате было дано распоряжение о расширении наших работ, о привлечении к ним ряда учреждений пищевой промышленности и о представлении нам 27 штатных единиц для развития и углубления наших исследований.

Исследования по определению канцерогенных ПАУ в различных видах и сортах копченостей пошли полным ходом. Совместно с И.И. Лапшиным, а в дальнейшем с НА Ливеровским были разработаны и предложены специальные коптильные жидкости, содержание БП (бенз(а)пирена – А.И.) в которых строго контролировалось. Можно сказать, что эти исследования составили большое самостоятельное направление, охватившее в дальнейшем и такие вопросы, как сушка масличных семян и предотвращение попадания БП в растительные масла, приготовление сухофруктов, кухонная обработка мяса и т.д. За рубежом (Исландия, США) в дальнейшем (1958, 1964) также появились аналогичные работы.

Летом 1956 года мы предприняли специальную экспедицию в Прибалтику для изучения роли копченостей в пище Латвии. Оказалось, что прибрежное население, занимающееся главным образом рыбацким промыслом и потребляющее сравнительно много рыбы домашнего копчения, чаще заболевает раком пищеварительного тракта, чем население глубинных районов, занимающееся сельским хозяйством. В дальнейшем (1959) мы опубликовали результаты изучения заболеваемости злокачественными опухолями пищеварительного тракта работников мясокоптильных предприятий, несомненно, съедавших больше копченостей, чем окружающее население. Заболеваемость раком пищеварительного тракта у этой категории работников оказалась значительно выше.

Ряд исследований был также посвящен обнаружению БП в табачном дыме и соответствующим опытам на животных. Мы сконструировали «курительную машину», в которую вставлялись папиросы или сигареты, а она их «выкуривала». В дыме 100 папирос было обнаружено 1,1 мкг, а в дыме 100 сигарет – 1,6 мкг (мкг, микрограмм – миллионная часть грамма – А.И.) бенз(а)пирена. Это соответствовало количеству табака, которого примерно на одну треть было больше в сигарете, чем в папиросе. Смазывание кожи мышей табачным дегтем привело к появлению папиллом, а затем и рака, а введение его под кожу вызвало саркомы. Однако количество опухолей было невелико, что соответствовало сравнительно невысокому уровню бенз(а)пирена в продуктах курения.

Наибольшее внимание в эти годы мы уделяли определению бенз(а)пирена в загрязнениях атмосферы Ленинграда и многих других городов СССР. Мы установили тесную связь со многими гигиенистами, которые присылали нам как седиментационные (осадочные – А.И.), так и аспирационные (взятые путем просасывания воздуха через фильтры – А.И.) пробы загрязнений атмосферы. Особенно много было снеговых проб. Во многих случаях исследовались пробы, взятые на различных расстояниях от источников загрязнения среды, от промышленных предприятий. В результате был накоплен большой материал, характеризовавший различия в загрязнении различных городов – в больших городах БП было больше, чем в средних, а в средних – больше, чем в малых. Наряду с сильным загрязнением БП таких старых промышленных городов, как Иркутск, наблюдались минимальные уровни БП в таких новых рационально запланированных центрах, как Ангарск, куда мы с П.П. Дикуном специально ездили. Очень яркий пример возможности борьбы с загрязнением среды представляли исследования выбросов старого коксо – пекового завода в поселке Буроз (Макеевка, Донбасс): изменение технологии и дополнительное сжигание значительно снизило количество вредных выбросов.

Результаты исследований загрязнения атмосферного воздуха канцерогенным углеводородом бензапиреном в сопоставлении с учащением рака легких у человека были обобщены в нашей с П.П. Дикуном монографии, опубликованной в 1959 году.

Наряду с изучением канцерогенных веществ в окружающей человека среде в эти же годы был налажен систематический контакт с головным институтом анилинокрасочной промышленности – НИОПиК.

Уже в 1940–1941 годах мы заключили договор с Главанилинпромом о систематическом изучении в опытах на животных возможной канцерогенности некоторых продуктов. Тогда же я познакомился с А.И. Королевым, замечательным химиком и человеком, всецело преданным своему делу. Он был тогда главным инженером, а затем в течение многих лет – заместителем директора головного института анилинокрасочной промышленности. Мы с ним всегда без лишних слов понимали друг друга. Одним из первых был получен гидразобензол. Однако деятельность лаборатории прекратилась во время войны и возобновилась в середине 50-х годов.

Для продолжения этих исследований нужен был научный сотрудник, желательно молодой. Я вспомнил о Г.Б. Плиссе, который работал патологоанатомом в Череповце, но продолжал научную работу в контакте со мной. Я, правда, не без хлопот, вернул Г.Б. Плисса в Ленинград и пригласил его научным сотрудником. С самого начала он занялся систематическим изучением новых продуктов анилинокрасочной промышленности.

В результате этих исследований удалось впервые установить значительную канцерогенную активность 3,3-дихлорбензидина, а в дальнейшем изучить ряд других представителей той же группы циклических аминов. Результаты этих работ легли в основу и кандидатской и докторской диссертаций. Г.Б. Плисса.

Ныне он возглавляет лабораторию по изучению канцерогенных веществ в Ленинградском онкологическом институте им. Н.Н. Петрова.

Таким образом, основным направлением работы отдела стала профилактика химического канцерогенеза. Направление это зародилось, собственно, уже давно, еще до войны. Так, уже в 1938 году на Всесоюзной конференции гигиенистов, проходившей в Институте профзаболеваний им. Обуха в Москве, я сделал доклад «Экспериментально-онкологические исследования на службе профилактики рака». Основой этого доклада послужили наши работы с различными смолами, а также с химическими канцерогенами – аминоазосоединениями и ПАУ, дериваты которых использовались в промышленности. Ряд исследований с применением спектрально – флюоресцентных методов, благодаря которым удалось накопить большой материал в короткий срок, был посвящен канцерогенным ПАУ, присутствующим в окружающей среде и в некоторых промышленных продуктах, например, в сланцевых смолах. Однако полное развитие гигиенического направления наши работы получили именно в. Ленинградской лаборатории в 1953–58 годах.

Значительной вехой в этом направлении был наш доклад на Всесоюзном съезде гигиенистов (1956 г.), зачитанный мною от имени четырех авторов: двух гигиенистов – А.Н. Сысина и В.А. Рязанова, и двух экспериментаторов – Л.А. Зильбера и Л.М. Шабада. В этом докладе было сказано, что, несмотря на существующие разногласия по вопросам этиологии и патогенеза опухолей, представители разных специальностей и различных точек зрения согласны в том, что химические канцерогены играют большую роль в генезе новообразований, что они находятся в среде обитания человека и представляют для него опасность, с которой следует всемерно бороться. Этот доклад можно считать официальным провозглашением онкогигиены и первичной гигиенической профилактики рака, которая зародилась и оформилась в нашей стране раньше, чем в других. Столь видный советский гигиенист А.Н. Сысин в выступлении на сессии Академии медицинских наук СССР называл изучение канцерогенов в окружающей среде и борьбу с ними новым этапом гигиены».

Так описывает Лев Манусович один очень короткий период своей деятельности в области профилактики рака. Несколько лет, о которых идет речь в этих воспоминаниях, вместили столько свершений, сколько иному исследователю хватило бы на целую жизнь. А ведь параллельно велись и другие исследования.

В 1957 г. по инициативе Л.М. Шабада в Советском Союзе организуется Комиссия по канцерогенным веществам при Главной государственной санитарной инспекции СССР, задачей которой была координация научно – исследовательской деятельности и разработка практических мероприятий по профилактике действия канцерогенных веществ на организм человека. Это было необходимо, чтобы защитить людей от все возрастающего количества канцерогенов. Комиссия существует до сих пор (сейчас она называется Комиссией по канцерогенным факторам при Минздраве России). За 45 лет своего существования она превратилась в главный консультативный, организационный и методический орган сначала Минздрава СССР, а затем Минздрава России. Это детище Л.М. Шабада – единственная подобная организация в мировой практике, работающая, к тому же, на общественных началах. Вклад ее в профилактику рака в нашей стране очень велик.

Прошло 20 лет с того года, как Лев Манусович ушел из жизни, но разработка его идей продолжается. Активно действуют лаборатории, возникшие на месте научного отдела, которым руководил профессор Л.М. Шабад во Всесоюзном онкологическом научном центре АМН СССР (ныне – Российский онкологический научный центр им. Н.Н. Блохина РАМН). В России, странах СНГ и Балтии продолжают работать его ученики.

Мы еще не раз на страницах нашего журнала будем возвращаться к деятельности этого выдающегося ученого – так много он сделал для науки, для профилактики рака.

 

Илья Львович Липкин (1901–1979)

Так сложилось, что годом раньше исполнилось 100 лет со дня рождения кандидата медицинских наук Ильи Львовича Липкина – соратника, а на протяжении последних десяти лет и сотрудника Л.М. Шабада. Санитарный врач, гигиенист – И.Л. Липкин был ярким представителем советской гигиенической школы. Это был гигиенист широкого профиля. Начиная работу уездным санитарным врачом, он работал затем промышленным санитарным врачом в Московской области и Москве, госсанинспектором по санитарной охране атмосферного воздуха в Госсанинспекции

РСФСР (Минздрав РСФСР), занимался гигиенической экспертизой проектов промышленных объектов в Научно–исследовательском институте гигиены им. Ф.Ф. Эрисмана (Москва) и, наконец, с 1970 г. работал в Отделе по изучению канцерогенных агентов Института экспериментальной и клинической онкологии АМН СССР (ныне РОНЦ РАМН). Отдел этот возглавлял Л.М. Шабад, который и пригласил к себе Илью Львовича. Вместе они проработали всю оставшуюся жизнь. С 1959 года И.Л. Липкин был заместителем председателя Комитета по канцерогенным веществам и мерам профилактики (председатель –Л.М. Шабад), о котором мы уже рассказывали выше.

Доктор И.Л. Липкин очень много сделал для профилактики рака мочевого пузыря в анилинокрасочной промышленности. Эта относительно редкая опухоль стала страшным злом для работников этой отрасли.

До первой мировой войны профессиональные опухоли мочевого пузыря наблюдались исключительно в Германии и Швейцарии, где существовала развитая анилинокрасочная промышленность. После первой мировой войны анилинокрасочная промышленность стала развиваться в США, Англии, Франции, Италии и других странах, и через некоторое время случаи рака мочевого пузыря стали наблюдаться также у работников анилинокрасочной промышленности этих стран. В Советском Союзе первые случаи заболевания профессиональными опухолями мочевого пузыря у работников анилинокрасочной промышленности были выявлены в 1936 г. К началу 60-х годов в стране были зарегистрированы уже сотни случаев этих заболеваний. Борьбе с этим злом и посвятил большую часть своей жизни Илья Львович.

Много лет он занимался профилактикой профессиональных заболеваний на Дорогомиловском химическом заводе в Москве, который производил химические соединения, используемые в анилинокрасочной промышленности. Аналогичная работа проведена И.Л. Липкиным на Дербеневском и Заволжском химзаводах. Ее результаты легли в основу Распоряжения Совета Народных Комиссаров от 05.07.45 г. «О проведении мероприятий по оздоровлению условий труда в производствах бензидина, дианизидина, бета – нафтиламина и альфа – нафтиламина». Особое место среди соединений, выпускаемых этими предприятиями, занимали бензидин и бета – нафтиламин – сильные канцерогены, вызывающие опухоли мочевого пузыря.

Бензидин являлся важным продуктом химической промышленности. На основе бензидина и его производных вырабатывались дешевые, яркие и стойкие красители, которые широко использовались в текстильной промышленности для окраски тканей (бензидин служил полупродуктом для 254 красителей и пигментов). Все было бы хорошо, если бы он и красители, полученные на его основе, не были канцерогенными. Именно поэтому, очевидно, первые профессиональные опухоли мочевого пузыря в СССР (1926 г.) были обнаружены у рабочих текстильной промышленности, контактировавших с красителями.

Илья Львович участвовал в разработке непрерывного метода получения бензидина, благодаря которому значительно уменьшился контакт рабочих с канцерогеном. По его предложению выпуск конечного продукта стал осуществляться в виде суспензии с перевозкой ее в автоцистернах (до этого бензидин выпускался в деревянных бочках). Было запрещено применение бензидина на текстильных фабриках.

Благодаря исследованиям И.Л. Липкина, которые он провел на предприятиях страны, где рабочие подвергались воздействию канцерогенных веществ, Главные государственные санитарные врачи СССР и РСФСР вынесли постановления о прекращении производства нескольких канцерогенных веществ, в частности, масляного желтого красителя для подкрашивания масла и маргарина (1948 г.), дихлорбензидина (1959 г.), орто– миноазотолуола (1965 г.), диметиламиноазобензола (1965 г.). Кроме этого, Илья Львович предложил мероприятия по оздоровлению условий труда в производстве орто-и пара-толуидинов, метод деканцерогенизации (т.е. устранения канцерогенной активности) технического альфа-нафтиламина, а также оздоровительные мероприятия на ряде других производств.

Наверное, этот перечень мало впечатлит читателя – неспециалиста. Но надо представить себе, какую огромную работу провел доктор Липкин и сколько усилий потребовалось ему, чтобы, во-первых, доказать, что эти вещества опасны для человека, а, во-вторых, добиться их запрещения – ведь это влекло за собой изменение технологического процесса, нарушающее отлаженный ритм предприятия, доставляло массу неудобств производственникам, требовало немалых материальных затрат.

В 1952 году ему, санитарному врачу, с группой работников Дорогомиловского химического завода была присуждена Государственная премия СССР «за участие в коренном изменении методов производства полупродуктов для красителей». Случай по тем временам да и позднее достаточно редкий: санитарный врач – лауреат Государственной премии. Суть же этой работы состояла в изменении технологии производства, которое позволяло исключить из технологического процесса сильный канцероген-бета-нафтиламин, вызывавший опухоли мочевого пузыря у большинства лиц, контактировавших с ним. Эти материалы вошли в кандидатскую диссертацию И.Л. Липкина «Профилактика профессиональных опухолей мочевого пузыря у работающих в анилино-красочной промышленности», защищенную в 1952 году. Стоит полистать автореферат этой диссертации (а это всего-навсего 16 страниц), чтобы понять, какая колоссальная работа проведена автором. Результатов исследований, а также разработанных И.Л. Липкиным и внедренных гигиенических мероприятий хватило бы на несколько докторских диссертаций, защищаемых сегодня.

Никто не скажет, скольким работникам анилинокрасочной и текстильной промышленности сохранил здоровье и жизнь этот скромный, трудолюбивый и очень требовательный к себе и другим ученый. Да это, пожалуй, сейчас и не столь важно. Важно другое – благодаря работе И.Л. Липкина была в значительной степени устранена опасность возникновения опухолей для работников одной из важных отраслей химической промышленности. Кроме того, это важно как совершенно конкретный пример реальной и успешной профилактики злокачественных новообразований. Важно для скептиков или просто неосведомленных людей, которые считают, что профилактика рака невозможна.

Яндекс.Метрика
Год
Номер журнала
Название статьи
Автор
Ключевые слова

Valid XHTML 1.0 Transitional Правильный CSS!

Rambler's Top100

 

alt

Сайт создан и поддерживается группой профилактики канцерогенных воздействий РОНЦ им. Н.Н. Блохина РАМН в рамках федеральной целевой программы "Предупреждение и борьба с социально значимыми заболеваниями (2007-2011гг)"
Все права защищены и охранются законом.
При использовании материаллов указание источника и ссылка на http://www.vmpr.ru обязательны