Официальный сайт первого в России, странах СНГ и Балтии просветительного журнала "Вместе против рака", посвящённого проблемам профилактики, диагностики, лечения онкологических заболеваний и реабилитации онкобольных

существующие методы лечения излечивают миллионы больных

Страх – плохой советчик

23
Апрель
2017

д.м.н. Е. Демин, проф. В. Демин

Общество очень много теряет, воспринимая рак как некое наказание, данное свыше, которому нельзя противостоять.

Эта статья является отражением собственного многолетнего опыта работы авторов в онкологии* и основанного на нем глубокого убеждения, что все мы, общество в целом очень много теряем, воспринимая рак как некое наказание, данное нам свыше, которому нельзя противостоять. К сожалению, нередко мы не боремся против него, а лишь покорно следуем за развитием событий. Борьба против рака в широком понимании – это и стойкость в восприятии известия о нем, и спокойное и мужественное поведение во время лечения, и оптимизм, активность в период после его завершения, и знание правовых норм, которыми мы должны обладать, чтобы быть “во всеоружии” и многое, многое другое.

В начале 20-го века А.П. Чехов писал “Рак - болезнь тяжелая, невыносимая.” В те времена подобное определение было особенно справедливым, но и сейчас, с некоторыми оговорками, с ним приходится согласиться. Прошел почти век, но время мало изменило “психологию страха” при диагнозе “рак”, а самое печальное - психологию нежелания противостоять ему, используя уже накопленные медициной знания. Достаточно вспомнить повесть В. Солоухина “Приговор”, канва повествования которой совпадает с бытующим мнением о том, что между словами “рак” и “смерть” стоит знак равенства.

Проблема отношения к раку в мире всегда являлась и по сей день остается весьма непростой. И не только в медицинском аспекте. Тем не менее, на Западе уже сделаны ощутимые шаги с тем, чтобы показать обществу, что с раком можно бороться и можно побеждать. С этой целью, в частности, в 1991 году в Нидерландах, на Европейской конференции “Поддержка больных раком” была впервые принята Декларация прав больных раком. Этот документ, опубликованный первый и единственный раз в международном информационном бюллетене для больных раком молочной железы и заинтересованных лиц (SHARE Newsletter, 1992, №5, P.2), был призван положить начало всестороннему обсуждению таких важных вопросов, как потребности онкологических больных, отношение к ним общества и организация всесторонней их поддержки. Мы считаем полезным привести здесь все пункты Декларации. Каждый из них начинается словами “Я имею право...”:

  • на равную заботу и внимание, независимо от моего происхождения, расы, классового положения, культурных и религиозных традиций, возраста, пола, образа жизни и моих физических возможностей;
  • быть принятым с уважением и достоинством, а мои физические, эмоциональные, духовные, социальные и психологические потребности в течение всей моей жизни должны восприниматься всерьез и не безответно, независимо от прогноза болезни,;
  • знать, что у меня онкологическое заболевание, о котором мне должно быть сказано в чуткой форме, а также быть вовлеченным в процесс выбора характера предстоящего лечения и участвовать в открытых и информативных обсуждениях с соответствующими специалистами или другими медиками- профессионалами;
  • быть полностью информированным о вариантах лечения и знать преимущества, побочные явления и степень риска каждого из них;
  • быть спрошенным и давать свое согласие или наоборот отказаться от проведения клинических испытаний;
  • на свое мнение по поводу лечения, на отказ от него или на применение дополнительных видов лечения без опасения получить отказ в дальнейшей медицинской поддержке;
  • на признание любых особых потребностей для моего благополучия;
  • быть принятым на работу, продвигаться по службе или быть восстановленным на работе после увольнения в соответствии с моими способностями и опытом, без учета моей болезни или ее развития;
  • на облегчение доступа к информации о местных или национальных организациях поддержки онкологических больных, о группах самопомощи, а также о профессионалах, которые могут быть мне полезны;
  • получать поддержку и информацию, чтобы лучше понимать свое заболевание, а также получать поддержку для моей семьи и друзей.

Как следует из приведенных положений Декларации, окончательные решения по жизненно важным вопросам, касающимся больных, должны принадлежать им самим. Надо заметить, что эту Декларацию принимали не врачи-онкологи, а онкологические больные, завершившие лечение или находившимся в процессе лечения. Они на себе испытали все трудности, связанные с болезнью. Поэтому все 10 пунктов этого документа выстраданы людьми с собственным, непростым опытом, который, похоже, не легко давался даже тем, кто в силу своего воспитания легко и естественно произносит слово “рак” и никогда не знал о том, что могут быть некие условности, утверждающие необходимость завуалированного отношения к этому заболеванию. К сожалению, на деле получилось, что наши люди, будучи в подавляющем большинстве случаев совершенно неподготовленными к встрече с онкологическим заболеванием, напуганные уже самим словом “рак”, огорчительно часто пожинают плоды позднего обращения к врачу, губительные последствия визитов к знахарям и целителям, тяжелые осложнения от приема необоснованно разрекламированных “средств против рака” и т.п.

Любопытно, что термин “онкология” во многих странах мира до недавнего времени, да и теперь в большинстве случаев также, практически не использовался: употреблялось только слово “cancer”, т.е. “рак” в переводе с латинского. С этим встречаешься и в названиях конференций, конгрессов, симпозиумов, посвященных проблеме рака, а также в названиях специализированных медицинских учреждений. Это вполне привычно для обывательского глаза и уха и никто не требует изменений на более “защищенные” наименования. Это отнюдь не означает, что на Западе реже болеют раком –по некоторым локализациям заболеваемость там даже выше. Однако люди не боятся идти к врачу при первых признаках болезни (сказываются результаты проведения специальных образовательных программ) и в результате при обнаружении опухоли (а это в большинстве случаев бывает на ранних стадиях) подвергаются более щадящим методам лечения.

Все пункты Декларации пронизаны заботой о психоэмоциональном и физическом благополучии больных раком, и это позволяет людям оптимистично и с надеждой на выздоровление смотреть на столь серьезное заболевание. В странах Запада врач открыто говорит обратившемуся к нему пациенту о наличии у него рака**.

Это дает возможность онкологу свободно обсуждать с больным варианты лечения, а последнему осознанно относиться к своему заболеванию и путям его излечения. В нашей стране подобное представляется невероятным. А сколько сил тратится на то, чтобы добросовестно “солгать” человеку, а в дальнейшем не забыть, что было сказано ранее, а в случае передачи больного другому специалисту предупредить того о первоначальной версии. Обычно кончается это тем, что больной все равно узнает о своем диагнозе, и хорошо, если этот период времени был потрачен на истинное лечение, а не на поиски каких-либо “нетрадиционных” методов.

В Декларации есть ряд любопытных моментов, касающихся вопросов восстановления трудоспособности больных раком. В нашей стране это весьма серьезная проблема, ибо до сих пор такие люди стараются скрыть свое заболевание, небезосновательно опасаясь быть не понятыми и получить отказ. Не лишена недостатков и работа наших медико-социальных экспертных комиссий (МСЭК), которые продолжают недооценивать возможную роль излеченных от рака больных в трудовом процессе. Как правило, решения МСЭК в отношении трудоустройства не оспариваются и больные, доведенные порой до состояния отчаяния своей болезнью, вынуждены и дальше страдать, лишаясь жизненно необходимой возможности самореализоваться. Очень жаль, что строки из Декларации пока еще не услышаны в нашей стране – было бы полезно познакомить с ними наших людей. Этот пробел мы и пытаемся восполнить.

У нас много говорят о противораковом воспитании. На самом деле, пока медицинские власти не займутся этим вплотную, ни о каком воспитании говорить не приходится. Запугивать же больных людей даже, якобы, во благо их самих – дело недостойное. Внимательное ознакомление с Декларацией свидетельствует об этом. Публичные выступления излеченных больных и профессионалов, теле- и радиопередачи, газеты и прочие средства массовой информации должны доносить до людей истинное положение вещей в проблеме рака, без надрывов и неоправданных “страшилок”. Небесполезными оказываются призывы к раннему обращению к врачу, исходящие от популярных политиков, экономистов и прочих известных лиц, которые сами когда-то лечились от рака. В этом отношении еще раз вспомним многократно приводившийся в нашей прессе пример Президента США Р. Рейгана и его супруги Нэнси, перенесших лечение по поводу злокачественных опухолей разной локализации. Нет ничего красноречивее, когда видишь таких известных людей или слышишь от них подтверждения краеугольной истины – чем раньше обнаружен рак, тем легче и менее травматично его лечить и тем надежнее прогноз. Кстати, и противоположность отрицания рака – канцерофобия (преувеличенное опасение заболеть раком) – также является следствием необразованности населения и психологического и эмоционального воздействия на него со стороны небрежных “пропагандистов”.

Неотъемлемым правом больных раком является также обеспечение их любой помощью, в которой они нуждаются, включая и помещение их в хосписы – медицинские учреждения, дающие возможность неизлечимым больным поправить свое состояние и при соответствующем сестринском уходе вернуться домой. Пусть на непродолжительное время, но домой.

Мы прекрасно отдаем себе отчет, что рак – это очень серьезное заболевание, которое чревато многими тяжелыми последствиями, если не обращать на него должного внимания. Это внимание, озабоченность должны исходить от всех нас: и тех, кто болен раком и от тех, кто, возможно, никогда им не заболеет. Все мы должны взаимодействовать и искать пути осознания проблемы рака как проблемы социальной. Только информированность, осведомленность человека в этой области помогут преодолеть многие трудности и избавиться как от неприятия рака и связанного с этим запоздалого обращения к врачу, так и от чрезмерной боязни заболеть им, терроризирующей самого человека и все его окружение.

Напомним семь сигналов опасности, сформулированные Американским противораковым обществом, каждый из которых должен заставить обратиться к врачу:

  • необычное кровотечение и/или какие-либо выделения;
  • уплотнение и/или утолщение в молочной железе или в другом месте;
  • любая длительно незаживающая язва;
  • нарушения в опорожнении кишечника или мочевого пузыря;
  • охриплость голоса или длительный кашель;
  • расстройства пищеварения или трудности при глотании;
  • любые изменения на бородавке или родинке.

Положение в онкологической практике с каждым годом становится лучше. Только в нашей стране уже насчитываются сотни тысяч людей, выздоровевших от рака. Почти все они знают о том, что с ними произошло, и поэтому с нашей стороны – со стороны онкологов – допустима открытость. Потребуется время, чтобы воспитать в нас самих осознанное понимание рака и не воспринимать его абсолютно фатальным. Хочется верить, что это время не за горами.

* Доктор мед. наук Е.В. Демин – ведущий научный сотрудник Института онкологии им. Н.Н. Петрова Минздрава России; проф. В.Н. Демин – бывший заведующий кафедрой онкологии ГИДУВ

** Точка зрения авторов статьи по этому вопросу (сообщать или не сообщать больному суровый диагноз) в нашей стране не является общепринятой и этому есть достаточно веские основания. Редакция планирует в будущем вернуться к обсуждению этого вопроса (ред.)

Яндекс.Метрика
Год
Номер журнала
Название статьи
Автор
Ключевые слова

Valid XHTML 1.0 Transitional Правильный CSS!

Rambler's Top100

 

alt

Сайт создан и поддерживается группой профилактики канцерогенных воздействий РОНЦ им. Н.Н. Блохина РАМН в рамках федеральной целевой программы "Предупреждение и борьба с социально значимыми заболеваниями (2007-2011гг)"
Все права защищены и охранются законом.
При использовании материаллов указание источника и ссылка на http://www.vmpr.ru обязательны